Подпишись на рассылку, чтобы быть в курсе актуальных новостей фестиваля
Subscribe to the newsletter to keep up to date with the latest news of the festival

Ударница.
Показ в рамках Золотой маски.

Поскольку на сцене есть дракон – компактный, но вполне убедительный – героиню этого моноспектакля, придуманного хореографом Татьяной Чижиковой и драматургом Анной Семеновой-Ганц, хочется сразу сравнить с Дейнерис.

УЖЕ ПРОШЛО

Женщина идет по жизни, бежит по жизни, ползет по жизни – и периодически получает от этой самой жизни по физиономии. Падает и встает, оскаливается, снова движется вперед – и в этом движении яростная энергия ненависти. Вот только героиню «Игры престолов» эта энергия в конце концов разрушила – а героиня «Ударницы» выросла из более мощной литературы, и нервы у нее покрепче. Ее ненависть можно назвать гамлетовской: не только вражда с пакостным временем, но и готовность штопать его собой. Самые эффектные сцены в спектакле, конечно, те, когда включается бравая музыка – и возникает громоподобный контраст между страданием живого человека, готового драться за вменяемый мир, и механической общепринятой радостью. Недаром следующий по времени спектакль Чижиковой называется «День города».

Анна Гордеева


Я не знаю, как появляется желание сражаться, но мне знаком этот момент, когда внутри тела возникает чувство невыносимости, когда в груди не хватает воздуха и когда одновременно в ответ рождается почти звериная ярость. Непонятно, куда нацелена эта агрессия: мне кажется, что я Дон Кихот, который борется с ветряными мельницами. С невидимым, но все же реальным врагом. Невидимым, как заражение инфекцией воздушно-капельным путем. Я хочу нанести удар, но рука проваливается в пустоту. Что-то важное ускользнуло, только усилив мою фрустрацию. Откуда, когда и как в воздухе возникает желание сражаться? Где рождается этот первичный импульс?


Татьяна Чижикова