Подпишись на рассылку, чтобы быть в курсе актуальных новостей фестиваля
Subscribe to the newsletter to keep up to date with the latest news of the festival
JARS
Московское трио JARS исполняет отчаянный и грязный нойз-рок на грани истерики. Он звучит так, будто на дворе середина 1990-х, а команда только что заключила контракт со знаковым для жанра американским лейблом Amphetamine Reptile. При этом, несмотря на то, что Jars взяли все лучшее от самых непримиримых зарубежных коллег, команда пишет хлесткие и запоминающиеся песни на русском, в которых рассказывает о темных сторонах жизни маленького человека, способного пробиться к своей мечте вопреки литрам выпитого спиртного и тяжелой монотонной работы. За плечами у ребят – выступления с такими артистами, как Melt Banana, Iceage, The Garden, '68, The Wytches и многими другими, а также с десяток туров по Европе и Азии – от Лиссабона до Владивостока и от Мурманска до Улан-Батора.

На новом альбоме московское трио «Джрс» сразу берет быка за рога: «За∗бал 20-й, за∗бал капитализм», — орет фронтмен Антон Образина в первой же строчке первой же песни, и сложно представить себе человека, который в декабре 2020-го не будет готов подписаться под этими яростными словами. Быстро выясняется, впрочем, что «За∗бало» — манифест не столько сегодняшнего дня, сколько экзистенциальной тошноты в принципе: ко второму куплету «Джрс» переходят от 2020-го к «За∗бало быть». Это всеобъемлющее «за∗бало» — и правда центральная эмоция пластинки: нойз-рок «Джрс» достигает стихийной концентрированной лютости, становится одновременно стремительнее и сокрушительнее, срывается то в бешеную хардкорную скачку, то в чистый гитарный шум, иногда совмещая и то и другое в рамках одной вещи. По воздействию этот альбом похож на стакан чистого спирта — вышибает тебя к чертям, но иногда такая шоковая терапия бывает не только полезной, но и абсолютно необходимой. – Colta.ru

«Саботируй все!» — кричит, срывая голос, московская группа Jars, пока бас оглушительно рокочет, гитара воет и скрипит, а ударные грохочут поездом метро, проезжающим по твоей голове. Обжигающе-яростный нойз-рок Jars действует примерно как бутылка с коктейлем Молотова, прилетающая в лицо, — бей, беги, ори, бейся в конвульсиях, делай что хочешь, но не забывай ни на секунду, что ты все еще безапелляционно и яростно жив. – Colta.ru Для местного панк-рока одним из важнейших событий оказался выход нового альбома москвичей Jars — всего второго по счету, хотя группа существует уже почти десять лет, что автоматически делает ее практически ветеранами сцены. Несколько фактов про «Джрс II»: в названиях двух песен на альбоме используется слово «нож», песня «Саботируй» плавно переходит в песню «Убил», а первая и последняя песни суммарно длятся 25 минут. Это нойз-рок, который уходит то в психоделику, то в хардкор» – the-village.ru Москва по версии Jars — что-то вроде Нью-Йорка рубежа 80-х и 90-х, суровый и опасный мегаполис, на злых улицах которого не стоит появляться без ножа (у Jars есть, в заголовках песен он фигурирует дважды) или хотя бы кастета. По крайней мере, музыкальный язык, на котором изъясняются Jars, они формируют с оглядкой на коллективы, выкованные в жестоком пекле нью-йоркского даунтауна тех времен, — Unsane, Helmet, хардкор и ноу-вейв, вот это все. Эта жесткая, поджарая, угловатая, оглушительно тяжелая музыка обрушивается на тебя, как вагон метро, — ритм-секция с непререкаемой авторитетностью прокладывает колею, а гитара отвечает одновременно за шум в ушах и ветер в лицо. В идеальном мире альбомы Jars должен записывать Стив Альбини — впрочем, у тех, кто записывал «Джрс II» в Москве, тоже получилось отлично. – Colta.ru